Наталья Рубцова – модель, актриса и режиссёр, спустя несколько лет после того, как украсила обложку нашего издания, ответила на вопросы о своем детстве, любимых деятелях киноиндустрии, тенденциях в моде, а также о том, как важно сохранять индивидуальность и чувство юмора в условиях глобальных перемен.

img_4780

Наталья Рубцова

Обычно то, чем мы интересовались в период детства, прямым или косвенным образом проявляется в будущей профессии. Актёрство, режиссёрство, моделинг, блоггинг — в детстве Вы тоже пробовали себя в этих амплуа?

Как говорил Шекспир, «весь мир – театр, а люди в нём актеры». Думаю, каждый человек рождается с заранее отведенной ему ролью, поэтому рано или поздно наше предназначение даст о себе знать. С детства я отличалась гиперактивностью: участвовала в КВН, пела в хоре, а с 14 лет играла в рок-группе, вдохновившись виртуозным мастерством барабанщицы Синди Блэкман, участницей группы Ленни Кравица. Жаль, что ни одной видеозаписи с моих выступлений не сохранилось. Ещё подростком я ходила на концерты Depeche Mode и танцевала под Metallica — это был сумасшедший период формирования моей личности. Я всегда была массовиком-затейником: уже в 4-х летнем возрасте во время игр я распределяла роли между участниками, так что режиссура у меня в крови (улыбается). Я всегда смотрела на мир через свою «камеру», стараясь уловить новые грани в повседневных вещах и придать им особенную глубину. Правда, в детстве вместо поощрения мои творческие поиски и инициатива нередко встречали преграды и неодобрение.

Вы исполняли роли и в кино, и в театре. Несмотря на сходство этих сфер, актёрская игра на сцене и в кадре очень различается. Какая стихия Вам роднее?

На сцене мельчайшие нюансы становятся заметны аудитории, в то время как в кино есть возможность вырезать неудачный кадр при монтаже, добавить спецэффекты или целиком переснять сцену. На съемочной площадке больше регламентов, а на сцене есть возможность импровизировать.

Театр – это подлинный мир, где у тебя нет возможности сыграть лишние дубли: ты либо включаешься в роль с первого акта, либо не вживаешься в образ и фальшивишь.

В своих предыдущих интервью Вы упоминали, что решили стать актрисой после просмотра фильма «Смерть ей к лицу» с Мэрил Стрип, а кто вдохновил Вас попробовать себя в роли режиссера?

Федерико Феллини. Он гениальный режиссер. Я не знаю ему равных в умении настолько достоверно с долей абсурда и жестокости изображать бренность бытия. В каждом кадре чувствуется боль и страсть, которые движут им. Не так давно я посмотрела черную комедию шведского режиссера Роя Андерссона «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии», которая меня поразила. Возможно, кому-то сценарий покажется трудным для восприятия, но по мне – это шедевр. Здесь каждая деталь несёт смысловую нагрузку: игра актеров, грим, костюмы, цветовое решение и освещение, мрачный скандинавский юмор – все транслирует глубокую депрессию. Нарочитый минимализм этого артхаусного кино пропитан абсурдом, который буквально заставляет зрителя ощутить дискомфорт. Именно в этом заключается сила режиссуры – не только передать мысль путем выразительных средств, но и создать необходимое настроение.

img_1309

Наталья Рубцова

Обычно нам нравятся личности, характер которых резонирует с нашим собственным. Можно ли сказать, что Вам также свойствена эксцентричная манера и юмор Фаины Раневской, роль которой Вы хотели бы исполнить? 

Раневская – моя любовь. Иногда мне кажется, что мы с ней сестры по трагикомичности. Это настоящий талант – обличать несовершенства мира с помощью тонкого, разжигающего фантазию и, главное, неоскорбительного юмора. Наше с ней отличие, пожалуй, в том, что она замкнулась в сознании собственной правоты, не справившись с личной обидой. Её остроумные замечания, за которыми скрывается ранимая натура, являются средством защиты против жестокого мира. Она все делает на душевном надрыве, боли и страсти, бушующей в ней. Не думаю, что кто-нибудь из актеров сумел бы её сыграть. Она гениальна. За неприступностью и искрометным черным юмором Фаины Раневской я вижу разочарование в людях. Особенно в её фразе: «Люди, как свечи: либо горят, либо…» Сами знаете.

Мода неразрывно связана с кино. Какой Ваш самый любимый модный фильм?

Если не учитывать фэнтези и вообще фильмы с обилием компьютерной графики, то больше всего яркими костюмами мне запомнился фильм «Смерть от кутюр» с Кейт Уинслет в главной роли. Там шикарные шляпки и платья в стиле диоровского new look. Да и сам сюжет получился интересным.

В современном мире довольно легко стать трендсеттером. Как считаете, есть ли сегодня иконы стиля, подобные Мэрилин Монро, Одри Хепберн, Бриджит Бардо, Грейс Келли?

Пожалуй, таких сильных личностей, скажем, «Богинь своей эпохи» назвать затруднительно, поскольку время кардинально поменялось. В условиях глобализации общественные вкусы настолько дифференцировались, что сегодня нет единого эталона красоты, который олицетворял бы собой эпоху. В современной моде и кино доминируют тенденции на diversity, когда на первый план выходит уникальность. Думаю, это здорово, когда в индустрии появляются такие лица, как модель с витилиго Винни Харлоу или обладательница нестандартной красоты и невероятного таланта – актриса Тильда Суинтон. Меня привлекает разрыв шаблонов.

Магнетизм личности заключается в сильном эмансипированном характере, а стиль – это «аккомпанемент».

В одном из выпусков модного влога NATUSIM Вы иронично продемонстрировали, каким образом провинциальная девушка превращается в столичную модницу. Как считаете, почему русским девушкам так важно произвести внешнее впечатление, в то время как сами они могут быть «в долгах, как в шелках»?

Потому что, к огромному сожалению, для многих барышень модные вещи – единственный способ себя преподнести. Безусловно, одежда помогает самовыразиться и создать целостный образ, но она не должна заменять вашу личность, стирать уникальные черты. Я рада, что сегодня люди начинают видеть красоту в простоте и лаконичности. Ведь самое главное – энергетика, которую вы излучаете.

img_1310

Замечали ли Вы в себе зависимость от модных тенденций и пристрастия к определенным брендам?

Мода – это глобальная маркетинговая ловушка, жертвой которой стало общество. Буду откровенна, я сама попадаю под влияние модной индустрии, но подгонять себя под установленные параметры – значит стирать индивидуальность. В последнее время мне все меньше хочется наряжаться для кого-то и все больше – для собственного удовольствия.

У многих иностранцев, включая знаменитостей, индиффирентное отношение к внешнему виду. Работает ли принцип dress for success сегодня?

Да, в отличие от иностранцев нам до сих пор важно произвести выгодное впечатление. Накопление дорогостоящих вещей – одна из черт нашего менталитета. Я считаю такое отношение к внешнему виду абсурдом, поскольку вместо того, чтобы скупать невероятное количество одежды, её можно просто арендовать. Это не только сэкономит средства, но и позволит выглядеть каждый раз в новом амплуа. К сожалению, такой подход у нас расценивается как скупость, хотя я считаю, что на мероприятие выгоднее воспользоваться арендой, а тратить деньги нужно на действительно нужные вещи.

Планируются ли в Вашем фэшн-влоге новые рубрики, скажем, по этикету, путешествиям, истории моды или актёрскому мастерству?

Ситуация с локдауном сильно затормозила мои проекты, поэтому я взяла творческую паузу. Много интересных идей находится на стадии разработки, но я обещаю вскоре порадовать вас новыми сюжетами.