1

Веер «plie», кон. ХVIII – нач.ХIХ вв.

Новый год и Рождество являются одними из самых долгожданных праздников в году. Каждый из нас ждет чуда, исполнения самого заветного желания и надеется, что новый год будет лучше уходящего. Готовиться к новогодним праздникам мы начинаем заранее. Выбираем подарки, составляем праздничное меню, накануне Рождества украшаем ёлку – главный символ зимних праздников. А витрины магазинов украшают иллюминацией и яркими вывесками, создающими атмосферу предстоящего праздника.

Но так было не всегда. В старину календарный год для жителей наших земель начинался весной. Новогодний праздник отмечали в начале весенних полевых работ. Основными обрядовыми персонажами весеннего новогоднего праздника были волочебники, которые собирались в компании и обходили все дома. Волочебные песни величали, прославляли хозяина и его труд. На белорусских землях, находившихся в составе Речи Посполитой, Новый год начали отмечать с 31 декабря на 1 января согласно указу Короля Польского и Великого князя Литовского Стефана Батория в 1583 году.

Еще одним народным зимним праздником для наших предков были Коляды, которые занимали первое место в годичном круге народных аграрных праздников. Основными обрядовыми лицами были колядники. Они переодевались, надевали маски, обходили дома и исполняли колядные песни. С принятием христианства церковь приурочила к языческим Колядам религиозный праздник Рождения Христа.

В преддверии Нового Года и Рождества самое время вспомнить, как эти праздники отмечал самый богатый человек в Речи Посполитой – кн. Кароль Станислав Радзивилл по прозвищу Пане Коханку. Его имя окутано тайнами. Одни называют его балагуром, авантюристом, фантазером, сравнивая с Мюнхаузеном, а другие называют патриотом, любимцем шляхты, богатейшим человеком в Великом княжестве Литовском, доход которого приравнивался  к годовому поступлению в казну. Кн. Кароль Станислав Радзивилл был сыном гетмана Михаила Казимира Рыбоньки, от которого в 1762 году и унаследовал многочисленные владения. Большие богатства позволяли князю вести разгульную, расточительную жизнь. Если свадьба – то неделя, если похороны – то три дня. Особенно широко князь отмечал религиозные праздники в последние годы существования Речи Посполитой. Вот неполный перечень тех товаров, которые были закуплены в 1780 году на Рождество: из Риги в Несвиж было доставлено 1500 бутылок шампанского, 300 – рейнского вина, 200 – бургундского, 100 – араку, 3 бочки английского пива; 1000 фунтов восковых свечей, 10 бочек пороха для фейерверков; 15 бочек свежих и маринованных устриц, центнеры перца, имбиря, корешков, мешки изюма и лимонов, оливок и каперсов, 150 бутылок оливкового масла, 100 голов сахара, 800 фунтов кофе. Необходимо отметить, что закупленное в огромном количестве шампанское выпивали быстро, поскольку оно не могло находиться в подвалах долгое время.

В XVIII веке существовал застольный ритуал. Тосты шли в строгой последовательности. Польский историк и мемуарист Енджей Китович писал: «Когда приносили горячее блюдо, хозяин брал большой бокал (кубок), наполнял его, стоя пил «здоровье» самого знаменитого гостя и передавал ему бокал. Тот принимал «здоровье» и отвечал своим тостом. Так перебирали всех гостей. За каждым тостом звучали трубы, барабаны и пушечные выстрелы, а все застолье дружно вставало».

Конечно, балы не сводились только к застолью. Под звуки музыки устраивались танцы. Больше всего радовал многочасовой полонез. Входили в моду западноевропейские танцы: менуэт, кадриль, англез, гавот.

Новый год и Рождество Пане Коханку шумно отмечал не только в Несвиже, но и в других резиденциях, куда съезжался высший свет общества. В Главном архиве древних актов в Варшаве хранится документ, в котором описывается праздничный прием, организованный Каролем Станиславом Радзивиллом в Мирском замке для своих гостей в декабре 1761 года. Так бы и остался он сокрытым от наших глаз, если бы не историк, впервые опубликовавший этот документ. В нем говорится о том, что праздник начался 23 декабря и продолжался до 1 января 1762 года. 22 декабря гости выехали из Минска в Мир. На следующий день Кароль Станислав во главе всего двора и милиции выехал им навстречу. После взаимных объятий сопровождал гостей до замка под грохот пушек с валов. Через час был дан роскошный ужин, где до поздней ночи поднимали чаши за здоровье Короля, хозяина и всех гостей. 24 декабря все гости, ничуть не уставшие от банкета, с рассветом были уже на ногах. Это был День святого Губерта, покровителя охотников, а кн. Радзивилл, как кавалер ордена, никогда не забывал отметить этот день большой охотой. Князь с гостями выехал за четверть мили от замка, где звери уже были огорожены сеткой. В течение нескольких часов было убито много оленей, волков, лис и зайцев. В это время из Несвижа уже приближаются сестры кн. Кароля, Теофилия и Вероника, в сопровождении господ и дам своего двора. Встретившись, все вместе до наступления ночи вернулись к Мирскому замку, где подали рождественскую кутью, после чего уставшая компания отправилась отдыхать.

После Рождественского богослужения Кароль Станислав пригласил всех присутствующих в костеле в замок. Собралась многочисленная компания, которая исполняла виваты за здоровье каждого гостя. Окна замка в это время сотрясались от грохота пушек на валах. После обеда и короткого отдыха начался бал с танцами, продолжавшийся до поздней ночи. Следующие два дня прошли в непрерывных танцах и катании на санях. На 28 декабря приходились именины кн. Теофилии Констанции Радзивилл. С рассветом было дано 100 залпов с пушек, затем промаршировал батальон Надворной милиции и трехкратным залпом поприветствовал именинницу, а кн. Радзивилл и гости поздравляли княжну. В полдень все отправились в костел на богослужение, во время которого не прекращался огонь из пушек. После имши вернулись в замок на обед, на котором были виваты за здоровье именинницы, а вечером грянул бал с масками, на котором гости развлекались до утра. На следующий день некоторые из присутствующих гостей разъехались по своим делам, а на их место прибыли новые, которые задержались до Нового года. Сразу после праздников многие отбыли в Минск, а остальная часть компании гостила в ожидании праздника Трех Королей до 6 января.

Мирский замок на всю округу славился своими пышными празднествами, которые могли длиться несколько дней, а то и недель. Гостей всегда ждали и радушно принимали, в честь их приезда стреляли из пушек. В Речи Посполитой существовал даже культ гостя. «Гость в дом – бог в дом», как гласит старая поговорка. Правда, некоторые гости злоупотребляли обычаями. Это про них тогда говорили: «Гость первый день – золото, на второй – олово, а на третий – медь, хоть домой едь».

С момента последнего бала прошло чуть больше двух веков, но старинные стены замка до сих пор помнят звуки фанфар и чарующего полонеза. И хотя сегодня Мирский замок уже не резиденция Радзивиллов, а музей, но в нем, как и прежде, отмечают зимние праздники. 7 января 2017 года будет дан бал по случаю именин кн. Теофилии Констанции Радзивилл, родной сестры кн. Кароля Станислава Радзивилла. По традиции пройдет он в великолепных интерьерах Портретного зала, где с настенных портретов за гостями будут наблюдать представители славного рода Радзивиллов.

В коллекции Мирского замка хранятся редчайшие предметы дамского туалета, которые принадлежали светским модницам, блиставшим  на балах: складные веера из слоновой кости, французские бальные туфельки, французское платье свободного покроя из золотистого кружева…

Музей «Замковый комплекс «Мир» желает мирного и счастливого Нового Года и Рождества и приглашает окунуться в волшебную атмосферу новогодних праздников!

Christmas balls in Mir Castle

4

Архивный документ, на страницах которого описывается праздничный прием гостей кн. Каролем Станиславом Радзивиллом

New Year and Christmas are among the most anticipated holidays of the year. Everyone waits for a miracle, dearest wishes fulfillment and hopes that a new year will be better than the passing one. We start to prepare for New Year celebrations beforehand. We choose presents, make up a festive menu and on the eve of Christmas we deck a Christmas tree, the main symbol of winter holidays. Shop-windows are decorated with illumination and vivid signs creating the atmosphere of the upcoming holiday.

But it wasn’t always like that. In the old days for the local inhabitants a calendar year started in spring. New Year’s Day was celebrated at the beginning of field work. Volochebniki represented the main ritual personages of spring New Year’s celebration. They gathered in companies and visited all the houses. Volochebnye songs praised and glorified the host and his labour. On Belarusian lands that were part of Rzeczpospolita people started to celebrate New Year on the night of December 31/January 1 according to the decree of Stephen Báthory, King of Poland and Grand Duke of Lithuania, in 1583.

Kolyady was another popular winter festivity for our ancestors; it took the first place in the annual circle of national agrarian feasts. Kolyadniki were the main ritual persons. They dressed up, put on masks, visited houses and performed carol-singing. With the adoption of Christianity the church timed the religious holiday of the birth of Christ to coincide with pagan Kolyady.

On the threshold of New Year and Christmas, now is the time to recollect how Prince Karol Stanisław Radziwiłł nicknamed Panie Kochanku, the most well-off person in Rzeczpospolita,  celebrated the holidays. His name is under a veil of secrecy. Some people call him a jester, adventurer, dreamer comparing him to Munchausen, others call him a patriot, gentry’s favourite, the richest man in the Grand Duchy of Lithuania, whose income equaled the annual inflow of funds to the treasury. Prince Karol Stanisław Radziwiłł was the son of hetman Michał Kazimierz Rybeńko, from whom he inherited numerous properties in 1762. Great riches let the Prince lead a dissipated, prodigal life. If a wedding then it lasted for a week, if a funeral – then for three days. The Prince’s celebrations of the religious holidays were especially sumptuous in the last years of Rzeczpospolita.

Here is a non-exhaustive list of the products bought for Christmas in 1780. The following items were delivered from Riga to Nesvizh: 1500 bottles of champagne, 300 of  Rhine wine, 200 of Burgundian, 100 of arrack, 3 casks of English beer; 1000 pounds of wax candles, 10 barrels of black powder for fireworks; 15 barrels of fresh and pickled oysters, centners of pepper, ginger, cooking roots, sacks of raisins and lemons, olives and capers, 150 battles of olive oil, 100 head of sugar, 800 pounds of coffee. It’s necessary to note that champagne bought in large quantities was consumed quickly as it couldn’t be kept in cellars for a long time.

In the XVIII century there was a table ritual. Toasts were proposed in strict succession. Jędrzej Kitowicz, a Polish historian and memorialist, wrote “When the main course was served, the host took a big glass (goblet), filled it, drank “health” of the most renowned guest by standing and passed him the goblet. That person accepted the “health” and responded with his own toast.” This way all the guests participated. Every toast was accompanied by trumpets, drums and cannon shots, and all the feast participants stood up.”

Of course, balls didn’t come to feasts only. Dancing was arranged to the sound of music. Hours-long polonaise caused joy most. West European dances were coming into fashion: minuet, quadrille, anglaise, gavotte.

Panie Kochanku celebrated New Year noisily not only in Nesvizh but also in other residences where the high society assembled. At the Central Archives for Ancient Acts at Warsaw there is a document that describes a gala reception organized by Karol Stanisław Radziwiłł for his guests in Mir Castle in December 1761. It would have been left veiled from us if not for a historian who published it for the first time. The document says that the festive celebration started on December 23 and went on till January 1, 1762. On December 22 the guests left Minsk for Mir. The following day Karol Stanisław accompanied by the court and police rode out to meet them.  Welcome embrace done, he escorted the guests to the castle to the roar of cannons on the ramparts. An hour later a sumptuous dinner was served where cups were raised to the health of the King, the host and the guests late into the night. At daybreak on December 24 the guests were already up not being tired at all. That was the day of St. Hubert, the patron saint of hunters. The Prince Radziwiłł being a knight had never forgotten to celebrate the day with a big hunt. The Prince along with his guests travelled further than a quarter mile from the castle where animals had already been fenced in. During several hours a lot of deer, wolves, foxes and hares were killed.

Meanwhile the Prince Karol’s sisters, Theophile and Veronique, were approaching escorted by the lords and ladies of their court. Having met, together they returned to Mir Castle before nightfall where Christmas ‘kutya’ was served. Afterwards the worn out company took a rest.

After the Christmas service Karol Stanisław invited all those present in church to the castle. A large company gathered that said “vivat” to each guest. At that time the castle windows were shaken with the roar of cannons on the ramparts. After the lunch and a short rest a dancing ball began and lasted into the night. The following two days were devoted to continuous dancing and sledding. Princess Theophile Constance Radziwiłł’s birthday fell on December 28. At dawn 100 cannons were given. Then the battalion of Court police marched and greeted the birthday girl with a triple volley. Prince Radziwiłł and the guests congratulated the Princess. In the afternoon everyone went to the church for a service during which the cannon fire continued. After the service the guests returned to the castle for lunch, where they gave toasts to the Princess; in the evening a mask ball began where the guests enjoyed themselves through the night. The next day some of the guests left but new ones took their place and stayed till New Year. Immediately after the celebrations, most guests left for Minsk while the rest of the company stayed till January 6 waiting for Three Kings’ Day.

Mir Castle was famous for miles around for its pompous feasts which could last for several days if not weeks. Guests had always been waited and welcomed. Cannons fired in honor of guests’ arrival. In Rzeczpospolita there was even a guest cult. “A guest into the house – the God into the house,” as the old saying goes. True, some guests abused the customs. The saying “The first day one is a guest, the second a burden, and the third a pest.” describes them perfectly.

More than two centuries have passed since the last ball took place but old castle walls still remember the blare of the trumpets and the sounds of charming polonaise. Though Mir Castle isn’t Radziwiłł’s residence anymore but a museum it still holds winter celebrations. January 7, 2017 a ball will be given on the occasion of the name-day of Princess Theophile Constance Radziwiłł, the sister of Prince Karol Stanisław Radziwiłł. By tradition it will take place in magnificent interiors of the Portrait Hall where guests will be watched by representatives of the glorious Radziwiłł family from wall portraits.

In the Mir Castle collection there are rare women’s attire articles that belonged to women of fashion who shined out at balls: folding ivory fans, French ballroom dance shoes, a loose-fitting French gown of goldish lace…

The Mir Castle Complex Museum wishes a peaceful and happy New Year and Christmas and invites invites you to feel the atmosphere of New Year celebrations!

Text: Kristsina Biarnatskaya, Junior Researcher

logo-mirzamak_tot_kotoryy_ispolzuetsya