karim_sadli_vdc

Муза Лагерфельда, душа и плоть ювелирной линии Диор, Виктуар де Кастеллан, с трудом успевающая по школьной программе и обожавшая бабушку, может придумать украшение без чертежей и инструментов. Вся инженерия в голове… Виктуар де Кастеллан есть жизнь и история!  
Вспомним происхождение творительницы чувственности, блеска и хрупкости, представим её творческий путь и вообразим масштаб, которым она мыслит и который, в конечном счете, реализует в своих работах…
В Диор она создала то, чего еще попросту не существовало – уникальный ювелирный почерк. Ее не пугала, а скорее воодушевляла идея слияния и объединения в прямом смысле ювелирного дела, дизайна платьев и архитектуры в коллекции ArchiDior. Она с успехом преподнесла (и делает это по сей день!) не только концепцию, но и непревзойденное воплощение всех новых форм, объемов и структур того, что мы называем драгоценностями и украшениями. У Виктуар они становятся произведениями искусства и, как все произведения искусства, нарушают границы, ожидания и традиции: кольца по размеру как сжатая в кулак рука, ожившая или застывшая ткань платья, опал в самых невероятных его интерпретациях…
Конечно, поклонники, профессионалы и ценители знают, что множество лучших посланников глянца от журналистики делали и масштабные, и сжатые материалы, разбирали подробно манеру работы и личностные особенности дизайнера. Мы же представляем вашему вниманию ответы Виктуар де Кастеллан, в которых, возможно, раскроются новые грани таланта, такого же лучистого и искрящегося, как её любимый опал…

jver93092-collier-trianon-diamant

Какие женщины вызывают у Вас восхищение и почему?
Меня всегда привлекали образы неординарных женщин или тех, кто таковых изображал. Так моим героинями были одновременно и Клеопатра, и Элизабет Тейлор. Конечно, мне нравились яркие, блестящие женщины, вроде Мерлин Монро. Мне не столько важен их возраст, красота или манера себя вести, как их внутренняя необычность. Это вдохновляло меня. Когда я смотрела на одежды моих героинь, на их украшения, я думала, что они как будто защищают и оберегают своих обладательниц. Примерно то же чувство у меня возникало, когда я надевала кольца моей прапрабабушки. Я будто ощущала ее присутствие. Именно поэтому мне хочется, чтобы мои украшения давали некую силу женщине, которая их носит, возможно, даже помогали убегать от реальности. В конечно счете, это может стать одной из дорог к свободе, потому что, когда женщина уходит, она всегда может забрать свои украшения с собой. 

kopiya-jdde93056-fascinante-opal-bracelet_222222

Когда Вы перешли в Дом Диор, многое ли изменилось в Вашем видении дизайна?
Безусловно, в Шанель я только начинала свою работу, а когда перешла к Диор, у меня рождалось и рождается множество новых, иногда неожиданных идей, я захотела развивать все необычное, возможно, эксцентричное, что есть в философии Дома.

 Что вдохновляет Вас на новые идеи?
Абсолютно все: живопись, выставки, кино, фотография, женщины на улицах, конечно, любовь, сексуальность, жизнь сама по себе, во всех ее проявлениях. Свои украшения я создаю как целостные и особенные характеры, которым можно давать собственные имена.

Вы говорили, что многие ваши работы связаны с отголосками детских впечатлений и игрой воображения. Расскажите, как именно это воплощается в ваших украшениях?
Да, это действительно так. Но скорее это имеет отношение к общему видению. В детстве меня восхищали истинно элегантные женщины. Я на все обращала внимание, на все детали. Примером вкуса и женственности для меня служила моя бабушка. Она не была похожа на бабушку в привычном смысле, она могла менять наряды до трех раз в день, ее ногти всегда были безупречны, и, конечно, она носила драгоценности! Крупные камни гармонично выглядели и соответствовали ее внутренней силе. Кстати, кроме бабушки, была еще одна женщина, чья манера носить украшения мне запомнилась, – подруга бабушки Барбара Хаттон. Миллионерша, жена Кэри Гранта, она носила потрясающие сложные изумрудные диадемы.

jver93069-broche-bosquet-de-l_encelade-saphir-1

Вы, вдохновленная этими женщинами, вероятно, уже в детстве пытались делать украшения?
(Смеется) Да, конечно! В 5 лет я уже выбирала украшения сама и говорила маме, какие именно сережки хотела бы носить, а в 12 из одного очень необычного браслета, который мне тоже подарила мама, сумела сделать два колечка.

А кто Ваш любимый ювелир, чьи украшения нравятся Вам?
Мне очень нравится то, что делал Лалик… Еще, конечно, меня восхищают работы ювелирного дома Рене Буавэн.

Ваш любимый камень – опал. Почему?
Это очень поэтичный камень, сказочный, магический. Глядя на него, я вижу линию горизонта, океаны, архипелаги, отражение звезд в водной глади… Он отражает душу природы и органично связан с женским началом.
Опалы красивы и загадочны. С ними непросто работать, но результат искупает все трудности. Они кажутся живым. Как у Моне на картине «Водяные лилии»: цвет становится живым светом, идущим откуда-то изнутри.

jver93069-broche-bosquet-de-l_encelade-saphir-2

Версаль в очередной раз послужил отправной точкой при создании вашей новой коллекции Высокого ювелирного искусства. Если коллекция «Dior à Versailles» была созвучна с элементами декора Версальского дворца,  то «Dior à Versailles, côté jardins» посвящена паркам и садам Версаля. Расскажите об идеях, которые вы реализовали в коллекции…
Я хотела, чтобы в каждом украшении отразилось это парадоксальное сочетание природы и культуры, характерное для работ Ленотра, который трудился  над созданием Версальского парка. Блуждая по изумрудной аллее, мы оказываемся у фонтана из бриллиантов и разноцветных сапфиров. Выверенная до миллиметра огранка камней напоминает идеально подстриженную живую изгородь. Камни принимают свободные формы лепестков, складывающихся в миниатюрные витражи, что делает ювелирные изделия более романтичными. Агаты и амазониты, которыми инкрустированы задники колец, переливаются, как вода в прудах и каналах. Нежные оттенки сапфиров и турмалинов напоминают дрожащую водную гладь, а горный хрусталь выточен в завитки, подобные морской пене. Розовые и красные бриллианты олицетворяют распустившиеся розы, которые оплетают золотые прутья беседок. Кажется, что каждое украшение превращает прекрасное мгновение в вечность, позволяя любоваться красотой в самом ее расцвете.

jver93080-boucles-d_oreilles-trianon-emeraud1

В этой коллекции вы создали весьма необычные серьги. Какова идея?
Серьги отныне выходят не парами, а комплектами: например, в форме колоска пшеницы и лавровой гирлянды или двух разных садовых инструментов.

jver93109-bracelet-bosquet-de-la-salle-de-bal-rubis-2

The Muse of Karl Lagerfeld and now the soul and flesh of Dior jewelry line Victoire de Castellane did not perform well at school, adored her grandmother, and can come up with the jewelry design without drawings or any other tools because all the blueprints are in her head… Victoire de Castellanе is the name that is life and history at the same time. Moreover, it’s the global history, if we can recall first the background the designer of sensuality, brilliance and fragility comes from and then follow her creative path and evaluate the large scale she thinks within and pursues in her works.
While working for Dior she created something that simply did not exist before — a unique and signature jewelry style. She was not frightened, but rather inspired by the idea of ​​merging and literally unifying the jewelry business with design of dresses and architecture in the ArchiDior collection. She successfully presented and still does not only the concepts, but also the unsurpassed embodiment of all new forms, volumes and structures of what we call jewelry. With a light touch of Victoire de Castellanе jewelry become works of art, and like all works of art they go beyond borders, expectations and traditions. Rings of the size of a fist, living or frozen fabrics, and opal in its most incredible interpretations…
Her admirers, professionals and connoisseurs know that many of the best envoys of glossy magazines have written large-scale and concise articles analyzing in detail the manner of her work and personal characteristics.
However, we would like to draw your attention to a short interview with Victoire de Castellanе that perhaps will show you a new angle from which you will spot her incredible talent that is radiant like her favorite opal.

jver93080-boucles-d_oreilles-trianon-emeraude

Which type of women can fascinate you and why?
I was always attracted to extraordinary women or those who portrayed them, for example both Cleopatra and Elizabeth Taylor were my objects of admiration. I also liked bright luminous women like Marilyn Monroe. Their age, beauty or the manner of behavior was not important for me, whereas their inner unusual world was that very thing that inspired me the most. I was not so important their age, beauty or the manner of behaving like their inner unusualness. It inspired me. When I looked at the outfits and accessorizes my favorite women wore I, somehow, had a feeling as if they were used to protect their owners. Pretty much the same feeling I had when I put on the rings of my great-great-grandmother. I seemed to have felt her presence. That’s why I want my jewelry to provide some strength to the woman who wears them, maybe even help to escape from reality. Ultimately, this can be one of the roads to freedom, because when a woman leaves a man she can always take her jewelries with her.

You joined House of Dior…Has anything changed in your design vision since then?
Well working for Chanel was my starting point, and when I joined Dior I had a lot of new, sometimes unexpected ideas in my head and I wanted to develop unusual and perhaps eccentric there was in the philosophy of Dior.

Where do you get your ideas from? What art trends inspire you the most?
Absolutely everything: painting, exhibitions, cinematography, photography, women I see in the streets; love, after all, sexuality, and life itself in all its forms. I design jewelries as holistic and special characters I can choose my own names to.

jver93082-montre-haute-joaillerie-parterre-du-midi-emeraude-2

 You mentioned once that many of your works echoed with the childhood memories and a game of imagination. Could you please tell us how exactly is this translated into your jewelry design?
Indeed, it’s true, but it rather has to do with a common vision. In my childhood I admired truly elegant and graceful women. I paid attention to every single detail. My grandmother was the perfect example of style and femininity for me; she did not look like a grandmother in the usual sense of this word. She could change outfits up to three times a day, her manicure always looked flawless, and of course she wore jewelries. Large stones well corresponded to her inner strength. By the way, except for my grandmother there was another woman whose jewelry style I distinctly remember… My grandmother’s friend, the millionaire and Cary Grant’s wife Barbara Hutton, — she wore complex but yet amazing emerald tiaras. 

So you were inspired by these women and, probably, tried to design jewelry even in your childhood, am I correct?
(Laughs) Yes, of course! At the age of 5, I already chose the jewelry myself and told my mom which earring I would like to wear; and when I was 12 I managed to make two rings out of one very unusual bracelet my mother gave me for present.

And who is your favorite jeweler? Whose works you fancy?
I really like René Lalique’s designs… And, of course, I admire the work pieces of the jewelry house of René Boivin.

jver93088-boucles-d_oreilles-plaisir-champetre-emeraude

 It’s known that your favorite stone is opal. Is there any particular reason for that?
It’s an invitation to a fairy tale, to magic. When I look at it, I see the earth from afar, the oceans, the archipelagos, and the reflections of stars on the waves… I see it as nature’s gemstone par excellence, a stone that’s so linked to the feminine that it becomes organic.”
It’s seems to be a living one. You know, like Monet’s painting «Water Lilies» where the color becomes a living light that comes from within.

Versailles again became the key point in creation of new High Jewellry collection. As «Dior à Versailles» was dedicated to the decoration of Versailles Palace, «Dior à Versailles, côté jardins» in inspired by Gardens of Versailles. What ideas are feflected in the collection ?
I  wanted that in each jewel we rediscover the paradoxical combining of nature    and culture, so characteristic of Le Notre’s  work and of the park at Versailles. As we wander from one walkway to another, we happen upon a path of emeralds or water jets of diamonds and multicoloured sapphire  flowers. Sometimes,  the cut of the stones recalls box trees in the way they are shaped to perfection. Other times, they recapture the freer shapes of a petal which, when assembled into a stained-glass effect, imbue the jewel with a more romantic mood. The back of the rings in sculpted amazonite or agate echo the depths of the ornamental lakes. The subtle nuances of sapphire  blues or tourmalines interpret the imperceptible movements of the water, whi1st  the cut rock crystal foams and froths like a royal plume. Rose bushes climb over golden bowers. Each  jewel seems to fix the most beautiful and the most fulfilling instant into eternity.

jver93088-boucles-d_oreilles-plaisir-champetre-emeraude1

In this collection you’ve created very unusual earrings, what was the idea?
The earrings don’ t come in pairs but in couples telling  one and  the same tale, where an ear of wheat concords with a garland of laurel leave& or two different wrought iron details.